123

"А поговорить?"

Одна из самых больших моих радостей тут — это общение с американцами. О таком и такое, какого мне очень не хватало дома. У нас там, в кого ни плюнь, у каждого по два высших, а интересных собеседников об отвлеченных материях у меня было мало, но я ими очень дорожила, когда находила. А то обычно, только затронешь какую-то неоднозначную тему, требующую рассуждений, что-то выше констатации бытового — всё, человек ускользает, отбрасывает хвост, сбрасывает кожу, прячет голову в песок. Ему это или неинтересно, или он про такое даже думать не замахивался, или скучно ему это — про такое думать надо было, мнение иметь, интересоваться чем-то заранее. "Не знаю, я про такое не думал, не обращал внимание, тебе оно надо?.."  Мне иногда казалось, что я задыхаюсь. А тут, с моими, как я уже говорила, далеко не сливками общества, людьми без университетских образований и работниками обслуги — какие интересные, разнообразные беседы у нас получаются, какое захватывающее общение!


В вечернюю смену на заправке, скучая без покупателей, мы будем обсуждать, к чему может привести страну и мир продвижение Трампом добычи угля и нефти вместо развития альтернативных источников энергии. Официант, вырвавшийся поболтать между обслуживанием столиков, предложит тему: какие пары построят более гармоничные отношения: те, в которых темпераменты совпадают, или, наоборот, сильно разнятся? Беззубый чернокожий уборщик с моей работки, в разваливающихся ботинках, сидя со мною на остановке в ожидании автобуса, будет излагать свои мысли о том, готовы ли Штаты к женщине-президенту (по его мнению, пора бы, да) и живо интересоваться моими рассказами про Беларусь. Пожилой напарник будет обсуждать со мною особенности художественных приемов в фильмах дель Торо и братьев Коэнов. Восемнадцатилетняя мексиканка, работающая по 10 часов в день, будет рассуждать на тему, как это печально, что ее отец мексиканец, неожиданно, оказался сам расистом по отношению к чернокожим. Тетя Габри за завтраком поднимет тему о том, были ли реальные основания для мифов об Атлантиде. Свекор, довольно суровый мужчина, будет два часа нашей с ним поездки наедине с азартом анализировать изменение тенденций в воспитании детей в его детстве и сейчас. Сидя в автобусе, я выньму наушник и буду тихонько улыбаться сама себе, наслаждаясь подслушиванием беседы между двумя незнакомцами позади меня, которые разговорились на почве того, что один из них читал во время поездки книгу об империи Александра Македонского. Двадцатиоднолетний напарник в кейтеринге предложит порассуждать на тему о том, так ли уж важна история как наука и учимся ли мы на прошлых ошибках человечества или все нам не впрок.
И я могу перечислять и перечислять... Меня от них тащит!! Если мне сейчас скажет представитель высокодуховного "русского мира", что "американцы тупые", я мысленно ему в лицо плюну. У меня тут вера в человечество вернулась, в человеческий разум и доброту, в небесполезность саморазвития и отрывания взгляда от земли.

И еще неожиданно было мне осознать, насколько свободнее здесь женщина. Я никогда не придерживалась никаких феминистических взглядов, хотя также ничего против этого движения и не имею: мы обязаны им многими свободами, которые когда-то были совсем не сами собою разумеющимися. Но меня саму все устраивало. Меня устраивает и даже нравится разделение ролей на сугубо мужские и женские, мне нравится быть "слабым полом", мне на темечко не давит гендерно обусловленный стеклянный потолок... А тут я все же увидела, насколько, по сравнению с американками, мы не эмансипированные. Женщины здесь позволяют себе больше, сферы их интересов и разговоров выходят далеко за пределы "этот салат затмит Оливье на новогоднем столе", "не нравится новая учительница сына" и "а ты что? а он что?". А юмор, юмор!  И это, я повторюсь, у меня тут знакомые и собеседники, в большинстве своем, люди без образований и со всякими траблами, присущими плебсу: счета надо оплачивать, три работки, на медстраховку не хватает, остановили за вождение в пьяном виде.

Женщины здесь так не конкурируют между собою за мужчин, как-то вообще к этой теме расслабленно относятся — это они выбирают, скорее, а не наоборот. И это отражается на общении тоже: они легко делают комплименты другим женщинам в присутствии своих мужчин, в их общении с мужчинами видно больше расслабленности и партнерства, нежели флирта и ментальных игр. Они меньше... как бы это сказать... торгуют собою. "Витрина" тут не главное. Иногда внешним видом совсем уж пренебрегают, и это удручает меня даже, но, может, это не хуже, чем другая крайность: "я красивенькая и у меня есть одна маленькая штучка, и потому я рассчитываю на бохатого и щедрого".
Я редко теперь захожу в Контакт, а тут недавно, от скуки, нажала на "Друзья друзей" — посмотреть, как дела у прежних знакомых. Меня скоро начало поташнивать от всех этих однотипных, нарядных, натужных девичьих фото с надутыми губками, как куклы на продажу. Хотя дома мне ничего в этом глаз не резало и сама я такие красивенькие фоточки в претенциозных позах попостить любила тоже. Но теперь это воспринимается совсем в другом свете. Теперь в ленте фейсбука мои знакомые американские женщины и девушки постят непрофессиональные фото своих животных, смешные ролики, фото с походов на природу, веселые посиделки в барах с друзьями (и на этих фото они не выстраиваются в соблазнительные позы а-ля "а можно всех посмотреть?", а тупо веселятся), рассказывают, какой чудесный уикэнд провели с родственниками и как сын победил на соревнованиях по футболу. И видно, что то, выглядят ли они на фото гламурно и секси, их беспокоит мало или далеко не в первую очередь. Это очень другой способ рассказывать о том, что находишь важным о себе. И разговоры, разговоры с ними другие, да.

Это еще одна грань моего счастья тут — реализация в разговорах об интересном и разном с интересными и вежливыми людьми, позволяющими себе иметь мнение и умеющими его цивилизованно высказывать.

Comments have been disabled for this post.