123

***

Каждый божий день я счастлива оттого, что я здесь. Меня штырит от всего вместе и по отдельности.
Мне нравится моя новая работа в городе, в дополнение к двум другим, которые тоже не могу отпустить — тоже нравятся. У меня опять прекрасные начальники! Господи, я не уверена, что когда-либо до Америки произносила фразы "Я люблю своих начальников" и "Я люблю людей", вот так, агульно. До Америки был у меня только один единственный хороший босс (Светочка, привет!) и отдельно любимые люди, друзья. Здесь я люблю людей, и они того заслуживают. Они сделали меня лучшим человеком, чем я была, многому учат (и учатся у меня), заряжают меня бесконечным позитивом и энергией.
Меня штырит от Мэдисона, я влюбляюсь в него каждый раз, когда гуляю. Я люблю эту природу. Эти холмы, ветряки, петляющая вниз ленточка дороги —  любуюсь каждый раз как впервые, когда еду из нашего городка в Мэдисон.
У нас все еще лето. В городе начали желтеть деревья, а у нас еще нет. Цветут цветы, по второму кругу пошла плодоносить ремонтантная клубника и малина зацвела — говорят, этот сорт будет давать ягоды аж до первого снега. Осень приходила на пару дней, и это тоже было прекрасно — выдох... Проснуться и увидеть осенний туман в саду. Осенний — он не то, что летний, осенний ни с чем не спутаешь, он уже пахнет по-другому. Надеть тонкую водолазку и озябнуть носом — это почти облегчение после жаркого лета. Открыть ночью окно, потому что цикады перестали орать — прохладно им стало.
Но теперь лето опять вернулось, и я знала, что так будет, ведь предыдущие два года у нас тепло и солнечно бывало аж до ноября. Сегодня опять уже тепло и можно выходить за почтой босиком. То есть не в носках, как приходилось летом, — такой жаркий был бетон. Но и не в обуви еще. Сентябрь.

Мне больше не страшно водить, как рукой сняло. Для этого нужно было просто начать ездить одной, не ожидая, втянув голову в плечи, что кто-то рядом будет озвучивать каждый твой промах, когда ты и так уже сказала: "Oopsie!". Я нашла свою причину, почему нужно уметь водить, и почему это свобода. Потому что теперь, если я поругаюсь с мужем, я не буду сидеть надутая в комнате или топать три километра под внезапно начавшимся дождем до кинотеатра в ближайшей деревне. Я поеду в Мэдисон, буду гулять по любимому городу, обмениваться улыбками со случайными прохожими, посмотрю кино со всеми под открытым небом, поужинаю в ресторане.
Каждый день я рада. Что я здесь. И что я не там. Я понимаю, что много и ядовито сравниваю с тем, как оно было там, на родине. И что пора бы отпустить, наверное, но все еще нет. Это потому, что там мне было так плохо, и так хорошо — теперь. Я точно знаю, что я бы там загнулась скоро, так или иначе. И говорю мужу, что он, как бы пафосно это ни звучало, спас мне жизнь. Прочитала недавно в одной книге: "Желание эмигрировать рождается из необходимости дышать". Я не бежала от войны, от геноцида или от преследования за то, что ты гей, например. И я не имею права драматизировать свою историю, и не склонна, и нечего там драматизировать. Все просто: мне просто нечем там было дышать, не во что верить, нечего видеть впереди, и я загибалась. А тут дышу и счастлива. Спасибо.
И, в той же книге: "Чтобы стать великодушным, необходимо с кого-то брать пример" (Ф.Джеда "И в море водятся крокодилы"). Это опять про моих американцев. Они мне пример, вдохновение, доказательство того, что люди могут быть великодушны и добры друг к другу, к незнакомцам. Эти люди относятся друг к другу и общаются так, как мне всегда хотелось, чтобы люди относились и общались. Теперь я знаю, что так может быть.
Здесь я не чувствую, что 33 — это уже поздняк метаться. Здесь я купаюсь в комплиментах, поддержке и интересе. Они восхищаются мною, а я ими. У нас взаимная любовь.
Здесь я могу по пальцам одной руки пересчитать количество грубых людей, с которыми пришлось столкнуться за все это время, а неприятные инциденты так малочисленны, что даже не стирают улыбку с лица. "Отряхнулся и дальше пошел", как говорил Кузя. Неприятный момент тут же искупается морем приятных, недружелюбный человек тонет в потоке улыбок от других, а проблемы решаются или компенсируются радостными сюрпризами.
Конечно, это все может быть мое очень субъективное видение. НО! Какое мне дело до того, кто и как по-другому чувствует об Америке, если этот опыт и эти пусть даже наивные заблуждения все еще работают и работают для меня. А для меня — работают и делают счастливой. Спасибо...

Comments have been disabled for this post.