123

***

Ах, родина, это просто неприлично уже становится, что ностальгические колики от тебя исключительно гастрономического характера. Жареной мойвы захотелось — сил нет. Такой, пузатенькой, с тугим животом, со скрипучей икрой. И не в кулинарии купить, а самой жарить. И чтобы смрад горящей в рыбном жиру панировки стоял такой, что кошек от него укачало бы, а ночью муж уснуть не мог от того, как от моих волос пахнет жареной мойвой, и под предлогом бессонницы перебрался бы на диван в бэйсмент.
А потом, а потом, недели через две, когда перестанет поташнивать от одного только воспоминания о запахе этой рыбы, засесть бы вечером с пивом за мойву копченую. Колупаться в кишечках, разбирать ее... Объяснять американцу все тонкости и не сомнительное удовольствие этого процесса. И бокал с пивом обернуть бумажным полотенцем, чтобы не выскальзывал из жирных пахучих рук. Ааааа!
Но нету. Нету ни мороженой, ни копченой мойвы. Хочется так, что даже бы и в русский магазин поехала, что действительно требует большой охоты. Лицо его русской владелицы все еще самое кислое, которое я видела здесь у кого-либо за 2,5 года, и мне должно ну очень сильно хотеться чего-то, чтобы решиться лишний раз взглянуть на эту картину и опять робко надеяться, что она прочла бы где статью какую, может, о том, что посетителям надо улыбаться, хоть через силу и скрежет лицевых мускулов, и "спасибо" говорить первой, а не после того, как сами эти отдавшие тебе деньги посетители скажут "спасибо" три раза, уже чуть ли не с угрозой. Эта женщина меня почти восхищает, такая выдержка! Атмосфера дома вдали от дома, как говорится.
Но и через эти тернии к этим звездам нам не пробраться — нет мойвы тут, и всё. Может, вы за меня там, а? Я почувствую, мне поможет. Ну, что вам стоит, а?

Comments have been disabled for this post.