123

Мое счастье. Часть 327, а все про то же.

Американцы и общение с ними — мой личный вид наркотика.
Жить до тридцати лет, буквально загибаясь от того хамства, враждебности, агрессии, которые окружали дома, со стойким ощущением, что так незнакомцам относиться друг к другу и коммуницировать друг с другом, вообще в засилии таких деструктивных эмоций жить — это не нормально, не здорово, что должен быть другой способ всему этому функционировать, что не должна я принимать оборонительную стойку, собираясь по магазинам или в поликлинику, и заранее знать, что и погавкаться придется, и поднажать, и лицо кирпичом делать...
И вот иметь возможность выдохнуть теперь, бесконечно улыбаться незнакомцам и получать столько позитива от них, а тем более от тех, кто ближе: от коллег, от новых родственников, от знакомых в сервисах... Я брожу по своей маленькой Америке и бормочу, как Шариков в конце фильма: "Так свезло мне, так свезло - просто неописуемо свезло." Так я счастлива тут! Эти люди — главное сокровище, которое я нашла в этой стране.


После трех месяцев неработы и безвылазного ремонта я опять вернулась в кейтеринг на частичную занятость. Не без жертв: пришлось побрить ноги, накрасить ногти и вспомнить, как делать макияж. И вернулась сразу же в самое жаркое время для нашего заведения — на самую большую в мире выставку молочно-коровьей индустрии, которая каждый год проходит в Мэдисоне в том культурном центре, где я работаю — самом большом в Висконсине (мы классные, да).

Десятки тысяч людей со всего мира, столько интересного общения, столько разных акцентов! За пять дней, что я проработала на одном месте, посетители и участники выставки уже знали меня, приходили поболтать, рассказывали, что они знают о Беларуси, заучивали русские слова, чтобы неожиданно поблагодарить или поприветствовать на моем языке, и произносили это с лукавыми улыбками, как дети: сюрприз! Я наулыбалась за пять дней столько, сколько в Беларуси и за полгода не улыбалась.

Были и русские посетители, фермеры и бизнесмены, приехавшие для обмена опытом, и я в очередной раз, уже даже без удивления, обнаружила, что мне неимоверно трудно перейти на русский, что я сама себе на русском не нравлюсь, и также то, что по общению с соотечественниками не скучаю — даже в 2 минуты small talk`a они успевают всунуть какое-нибудь высокомерное замечание, и думаешь: да идите вы лесом, как хорошо, что я уже не с вами!

Мои боссы и товарищи по работе бросались обниматься и передавали друг другу радостную новость: "Кейт вернулась, ты ее уже видел? Там, беги поздоровайся." Это так приятно, это так все еще неожиданно каждый раз! Все время хочется вопрошать: почему, за что вы так добры ко мне, я же даже не делаю ничего особенного. Но я этому радуюсь, очень дорожу.

Я работала на ногах по 9 часов в нереальной запарке все эти дни, а многие мои коллеги — по 12, 14, 16, непосредственный начальник — по 18 часов в день всю неделю. Шеф-повар —  все двадцать, кажется (надеюсь, эти два последних хотя бы что-то нюхают, потому что я просто не знаю, как они это выдерживали). Самые большие начальники эти дни работали вместе с нами: так же готовили кофе, разносили еду, волновались, успели ли мы сами поесть... Однажды самый главный босс-босс мыл посуду на кухне, когда у нас был полнейший завал. Легко ли любить и уважать таких начальников, приятно ли с ними работать?.. Вопрос риторический. Променяла ли бы я эту работу "никем" на намного более престижные позиции у себя на родине? — ни за что!

По стольку часов и так тяжело впахивать, очень уставшие и на стрессе — и все равно мы носимся с улыбками, бесконечные: "High five! Great job! You are the best — No, YOU are the best!" и даже "I love you", круговорот искреннего позитива и поддержки, из которого не вырваться — крепкие объятия взаимовыручки и эмоциональной подпитки, из которых не вывалишься в озлобленность или хмурость даже при всем желании. Высокая культура отношений.
И бесконечные мои вопросы к ним: как, КАК вы это делаете? Эти люди монстры, эти люди лапочки. Я их очень люблю, очень им благодарна, счастлива знать их и быть теперь в таком окружении, так общаться, быть частью этого общества. Я надеюсь, что мне никогда не придется вернуться обратно — я бы уже просто не смогла.
И это я сейчас, в общем, только про работу, а какой кусок любви и поддержки сваливается еще от новых американский родственников, сколько позитива и юмора от мимолетных контактов с незнакомцами в магазинах, заведениях и на улицах...

"Так свезло мне, так свезло..."

Comments have been disabled for this post.