123

Как я здесь не третий сорт

Всё, я засела и напишу счас! Дальше отступать некуда, за нами Москва (то есть завтра на работку и опять не доберусь).

Я хочу написать свой ответ на фразы, которые слышат все, кто собирается валить. Это классика и ее все знают:

-- "Мы там люди третьего сорта",

-- "Да кому ты там надо",

-- "Ты там никогда не станешь своим",

-- "Если тебе плохо было дома, тебе будет плохо везде и проблема в тебе".

Я всегда, всегда заранее знала, что это всё bullshit и правда этих фраз не будет моей правдой и моим опытом. Я читала форумы и блоги эмигрантов и я знала, что те люди, которые пишут: "Эта страна и стала моей настоящей родиной" и "Приехал навестить родных дома и не могу дождаться вернуться обратно" -- это люди, чью позицию я уже сейчас понимаю и буду разделять в будущем (потому что я знала, что уеду, это был уже даже не вопрос. Нет, все же вопрос -- вопрос жизни и смерти).

И вот теперь я здесь, и всё так и есть. Так, и даже намного лучше. На многих примерах могу рассказать, почему мне здесь хорошо и почему лучше; как здесь заработало все, что не работало дома, и как сама я из пессимиста превратилась в оптимиста -- но сейчас хочу затронуть только такой аспект, как работа.

Я мечтала, что приеду и буду много-много работать. Мне хотелось нахапать три работы и работать до изнеможения. И зарабатывать, да. Так как никакой эмиграции по визе невесты -- что, бесспорно, является самой беззаботной и безболезненой эмиграцией -- мною никогда не планировалось, а игралось в Грин Кард и хотелось в Новую Зеландию по учебе или в Канаду хоть как-нибудь, то в моих планах были самоограничения, экономия, сон на надувном матраце и питание дошираками. Мне хотелось такой эмиграции: с преодолением себя, с жертвами и тяжкой работой. (Тут Катерина из "Москва слезам" переводит будильник еще на час раньше, а потом горько рыдает в подушку, а потом бац! -- у нее машина и квартира. Сама заработала.)

Вот, а получилось так, что мы встретили друг друга с Габриэлем, и эмиграция получилась лайт -- приехать на все готовое, с поддержкой и даже необязательностью работы. Но нет, русский человек должен страдать и должен себя наказывать. Хотя страдать и наказать не получилось, а получилось с удовольствием, но работу я все же осознанно решила начать с эмигрантских основ и -- чего уж там -- низов. Обслуживающим персоналом, "принеси-подай" и в разряде "официант-мойщик полов" из классики, которую всем отъезжающим пророчат отечественные патриоты.


В юности я поработала официанткой в хорошем ресторане Анапы, и это была моя самая веселая, самая интересная и офигительно денежная работа. Я по ней потом скучала и считала бы, что не все в своей жизни реализовала, если бы в такой сфере не поработала. То есть опыт был самый положительный, и поэтому в США я тоже захотела начать с этого. Резюме послала в два места, второе из них откликнулось тут же и меня приняли на работу прямо на собеседовании. Мой начальник, проводивший собеседование, нервничал больше меня, кажется; описывал все прелести работы, и мне казалось, что мы поменялись ролями: это им надо было меня заполучить, а не мне их. В Беларуси в такой ситуации я бы точно знала, что дело нечисто и какой-то тут подвох. Еще бы, ведь дома мне как-то отказывали в  работе, потому что: я Водолей, потому что у меня на ногтях темный лак, потому что у меня "переквалификация", потому что мне УЖЕ 29 лет... а тут меня сидят и убеждают, почему мне у них понравится и почему надо соглашаться. "Ничего, что американского опыта ноль и неуверенность в языке, мы вас берем, вы согласны?" И нет, никакого подвоха не было: все оказалось именно так интересно и на тех условиях, как он и обещал, и отношение такое же и осталось -- уважительное и с позиции "мы хотим тебя сохранить и поэтому будем гибкими к твоим нуждам". К нуждам официантки!

Я работаю в катеринге в самом большом культурном центре Мэдисона. У нас проводят выставки, бизнес-встречи, семинары, корпоративные празднества, концерты, спортивные мероприятия и все такое. Иногда это тысячи две человек в одном зале одновременно. Или поток в 70 000 за пять дней. И мы их кормим. То есть это катеринг без выезда, работаем в рамках нескольких огромных зданий, из которых культурный комплекс состоит.

Принимали меня на работу за 10 долларов в час (что вообще очень неплохое предложение, многие продавцы и официанты работают тут за минималку штата -- $7,25/ час), а уже на пятый день работы начальник сказал, что я такой классный работник, что мне поднимают зарплату на 10%. На пятый день!

Для сравнения: средняя зарплата в Беларуси на тот момент, когда я уезжала, была 300 долларов в месяц. Этого хватало только на полмесяца пропитания (еда в Гомеле по ценам как в США, одежда намного дороже, съемное жилье -- 150-200 долл в месяц).То есть на 10 долларов в день должен был прожить средний белорус. Никаких 500 долларов, как пишут в Википедии и Лука рассказывал, в качестве "средней зарплаты" не было. Сейчас средняя зарплата в моей стране -- 120-160-200 долларов в месяц. Я вызываю тебя, Карл. Примерно 5 долларов платят за восьмичасовой рабочий день, Карл! Пиздец! 5 долларов берет индийская проститутка за один половой акт. А белорус работает 8 часов за эту же сумму. И это еще хорошо, если вообще с работы не уволят, а увольняют сейчас тыыыысячами. Чем мы не страна третьего мира? Мы всем страна третьего мира.

Так вот, работая тут "никем", я получаю в час то же, что дома получала в день, а с текущим курсом доллара -- то же, что в Беларуси люди сейчас получают за 2 дня. С хамовитыми клиентами там, ибанутыми начальниками и их абсолютно неуважительным отношением, какими-то там корпоративными требованиями при абсолютно колхозном уровне ведения бизнеса и копеечной зарплате. Конечно, 11 долларов в час и официант -- это в Америке тоже не элита и не разбогатеешь. Но для многих эта работа выступает в качестве подработки, а что уж унизительной и позорной она не является -- так это точно. Через работу официантами или кассирами на заправочных станциях и в фаст-фудах здесь прошли все; нация начинает работать лет с 14-16, если еще не раньше, продавая лимонад на своем газоне. Меня не унижает в том, что я делаю, ни-че-го, и никто тут так к этому не относится.

Я работаю с женщиной, которой 47 лет и у нее был свой бар годами, а потом она задолбалась и пошла в официантки -- и тоже достойно живет. Я работаю с мужчиной, бесконечно ухоженным и стильным, у которого тоже был свой бар, а теперь он работает в нескольких местах официантом, пока не откроет свой новый, а пока не может вне этого бизнеса -- обожает такую работу, в общепите у него все работали поколениями. С нами работает мужчина, у которого своя контора недвижимости, а он приходит сюда помогать жене, а также перетащил на эту работу всех своих братьев и сестер -- им тут нравится подрабатывать, а еще вместе тусоваться, family bonding такой. С нами иногда работает дедушка, ему лет 75 и у него горб, но он одет безукоризненно, при бабочке и абсолютный профессионал, ни в чем не уступает молодым. Как этими людьми не восхищаться! Они любят то, что делают. Кто-то не поверит, может быть, а я знаю, что это правда. Потому что меня это тоже манит: внутренний мир большой кухни (не высокой, но большой), его секреты, закулисье больших торжеств, общение и встречи с совершенно разными людьми каждый раз.

Есть и много трешовых людей среди официантов в нашем заведении, которые черт-те как работают и черт-те как выглядят. Там понятно, что они на этой позиции потому, что ничего лучше не светит, но я равняюсь не на таких людей. А впрочем, и они иногда приятнее, веселее и умнее, чем люди с высшим образованием и на высоких должностях, с которыми я сталкивалась дома. Я люблю американцев, я ужасно им благодарна за их доброту, за юмор, за внимание, за живой ум, за то, какие они есть.

Когда я подхожу к столику забрать пустую тарелку, подавляющее большинство посетителей прервет их важный разговор, посмотрит мне в глаза, поблагодарит. Некоторые даже скажут, например: "Oh, thank you so much, I was going to do it myself, but I appreciate you do it!" Это очень приятно. Ни в каком месте не унизительно.

Мой начальник работает так же много, как все, и потом еще в три раза больше. Он не поручил бы мне то, что не готов был бы сделать сам. Когда он выгоняет нас взять перерыв, отдохнуть и поесть, то сам остается в зале и таскает килограммы грязной посуды и делает самую черную работу, как и все мы и еще за нас. Человеку 23 года и попал он на эту должность по знакомству (начав, врочем, с официанта тоже), и при этом он абсолютный профессионал и такой босс, о существовании которых в белорусских реалиях я бы даже мечтать не могла. (А какой он красивый, мама дарагая!) Я его обожаю, он не только требовательный начальник, но и заботливый друг, он за нас переживает и знает склонности и особенности каждого, ставит тебя работать над таким заданием и с теми людьми, с которыми заметил, что тебе нравится работать и что выходит лучше всего.

Так или иначе, у меня... раз, два, три... 5 начальников, мал-мала-меньше. Я чту их авторитет, и при этом они еще и ЛЮДИ! Самый главный босс-босс ни разу не прошел мимо, не спев песенку, не пошутив, не поблагодарив за работу, не сделав комплимент. (Вообще, за работу и каждую проделанную мелочь все говорят "спасибо" триста раз за день. И искренне улыбаются друг другу целыми днями.) Но при этом ты точно знаешь, что они и требовательные, и строгие, и профессионалы. Эти люди начинали с твоей должности и тебя еще могут поучить, как правильно сложить салфетку или какую именно посудину мы используем вот для этого конкретно блюда. Ни разу ни одно мероприятие не началось без того, чтобы каждый из этих боссов ни пришел проверить зал и всю подготовку. Им важно и они сами разбираются в том, что требуют от других. (Тут я вспоминаю свою белорусскую начальницу в магазине брендовой одежды с сетью по всей республике, которая не появлялась на работе днями, не знала, чем мы торгуем, не могла оформить кассовую книгу, просила меня составлять за нее емейлы руководству, потому что не могла бы написать слово "собака" без трех ошибок и орала на нас в климактерических припадках так, что прибегали соседи. Гори в аду, дура.)

Когда Гоша в "Москва слезам не верит" говорил: "Люблю свою работу, потому что когда я туда прихожу, там начинает крутиться то, что без меня не крутилось", я все время удивлялась, какой он нескромный. А теперь я могу сказать то же о себе. Когда я вхожу в здание, мне все улыбаются, здороваются, хотят поговорить. Вокруг меня начинает крутиться какой-то особое энергетическое поле. Я боюсь сглазить, но у меня реально какое-то свое особое место среди персонала, и -- простите мою нескромность -- но я любимица многих, они сами так говорят. Я даже не знаю, за что они меня полюбили, но вот эти слова: "Мы тебя любим, ты классная, ты лучшая, ты офигенный работник, смотрите кто пришеел!" раздаются в мой адрес чаще, чем в чей-либо. Может быть, это потому, что я потрудилась заучить имена всех этих десятков людей, тогда как некоторые не знали их, работая вместе годами? Потому, что я пашу как лошадь, без скидки на комплекцию или недомогания, и всем готова помочь?.. (Но тут так многие работают.) Потому, что им интересно поговорить со мною как с человеком из другого мира? Потому что я приветлива со всеми, кто этого заслуживает? (неприятные люди и моменты тоже случались, да.) Я не знаю, но я этим их добрым отношением горжусь и дорожу. Пусть так и будет, а я буду продолжать стараться.

На днях я зашла в комнату персонала, а там шутливо переругивались мой босс с одним официантом. Последний сказал, что хочет позвать Кейт на работу в дорогой стейк-хаус, где сам работает, потому что им такие работники нужны и мне есть чему поучить американцев, а босс выбежал из-за своего стола и кричал, что не отдаст меня даже на part-time и запрещал ему со мною даже заговаривать об этом. Я насмеялась. Чудики.

Работа в катеринге для новоприбывшего в страну хороша еще и тем, что непосредственно с посетителями общаться приходится не часто. Принимать заказы не нужно, все уже готово по умолчанию, нужно только накрыть. Я бы не смогла работать в шумных, под завязку забитых посетителями городских ресторанах, в которые мы иногда забредаем поесть. Хоть даже и при том, что зарабатывать могла бы больше на чаевых. Дело в языковом барьере, конечно, но также в атмосфере. У нас тишь да гладь, а среди посетителей только приятные, серьезные и трезвые люди.

Вот так выглядит наш сервис. Все это мы накрываем, а потом разбираем. Мне нравится этот заранее известный цикл, со своими секретиками, правилами и трюками, а все же каждый раз все разное: еда, украшения, посетители, повод.

1022151714a

1111151700
1203151106
1216151138b
1216151147

К тому же, на этой работе я бесплатно пересмотрела уже кучу выставок, побыла за кулисами концертов, пообщалась со многими интересными и разными людьми, которых по-другому могла бы и не встретить.

Сколько я приношу домой бесплатной еды! Деньги здесь не считают. Если обед на 300 человек, то приготовят на 330 -- чтобы не прогадать. Если на бананах слегка проступили коричневые веснушки -- все, ликвидация. Если посетитель вынял из своего пакета со снеками яблоко и отложил его на стол -- все, идет на выброс, потому что до него дотронулись. Потом все эти стейки, чизкейки, килограммы овощей и сыров мы растаскиваем себе домой. Также нас на работе кормят блюдами, которые готовят для посетителей, а еще фрукты, газировка, чипсы, кофе и соки совершенно бесплатно, бери и пей что хочешь и сколько хочешь, пока работаешь.

Я работаю уже шестой месяц, и я каждый раз иду туда с удовольствием. Иногда я еду хмурая, потому что зима, и утро, и вообще, я решила сегодня быть русской, всё! -- но ничего не получается. Эти люди такие заботливые, веселые и смешные, с ними быть хмурой и злой не получается. Вечно ухожу с работы с глупой улыбочкой, вспоминая их шутки.

Я не исключаю, что мое везение на атмосферу этой работы и с этими людьми -- исключительное. Что это магическим образом собравшиеся в одном месте хорошие люди, а такая благодать -- далеко не в каждом подобном заведении. Но в других я не работала и не знаю, а вот в этом конкретно -- да, так хорошо. Так мне подвезло, значит. Также дело, может быть, еще в том, что работаю я только на полставки, часов 15-25 в неделю. То есть раза 4 в неделю, например, по 5 часов. Иногда устаю, работа все же физическая, но потом есть время отдохнуть и соскучиться. Можно было бы брать и больше часов, начальник был бы рад припахать меня побольше, но по определенным причинам мне хотелось и моглось только частичную занятость. Расписание подбирают под каждого: когда тебе предпочтительнее, тогда и будешь работать.

Еще раз хочу сказать, что ничего унизительного в этой работе нет. Когда-то давно я прочла фразу "Мексиканская уборщица в Штатах живет лучше, чем инженер в Советском союзе", что-то такое... И сразу поверила, что так и есть, даже не сомневалась. А потом читала дневник русской девочки, которая по приезде в США работала уборщицей в спортивном комплексе, и парня на доставке пиццы, и девушки на должности беби-ситтера, и поняла, что и такое мне не страшно, что и так, значит, можно там жить без всякого ущерба своему человеческому достоинству и зарабатывать. У меня так и выходит. ТТТ.

Да, конечно, есть большой финансовый и личностный смысл быть профессионалом и специалистом: например, за 1 кадр для журнала я зарабатываю столько же, сколько за 15 часов на работе официанткой. И поэтому фотографию мне развивать важнее. Чем я заниматься и буду. Но если бы мне гипотетически поставили такое условие: "Мы возьмем тебя в Америку, но ты всегда будешь работать только никем -- вот, официанткой!" -- я бы все равно бежала сюда, роняя тапки. Да, я надеюсь и знаю, что когда-нибудь я буду зарабатывать тут несколько тысяч долларов за съемку свадебного дня, но даже и тогда я не уверена, что я брошу эту подработку. Мне нравится!

Я пройдусь по цитатам, которые перечислила в начале текста:
-- Никогда никто, ни на работе, ни во всех остальных аспектах, не отнесся ко мне здесь как к человеку третьего сорта. Никаких ущемлений по поводу национальности -- ни разу и даже не намеком. Мне даже сказать нечего. Никто ничего плохого не сказал мне про русских или белорусов, а про украинцев я и сама рассказываю, какие они классные.

-- Да, я им тут нужна, меня тут ценят. Быть никем больше, чем в своей родной стране -- со всем этим знанием языка, высшим образованием и желанием хорошо работать -- нет, быть более униженной, недооцененной и несчастной, чем я была, работая в благородном звании учителя в своей родной стране, я больше нигде быть не могу.

-- Я совершенно безболезненно влилась в общество и нахожу американцев намного более понятными и приятными мне людьми, чем мои соотечественники, а потому "своею" я тут стану скорее, чем за 30 лет на родине, а моменты типа "у тебя с ними никогда не будут общие воспоминания и культурные реминисценции" меня не волнуют вообще, у меня нет потребности разделить с другими личностями и отразить в них всю себя без исключения. Я учу их своему, а они учат меня своему, и это интересно. Мы делимся, и они уважают или хотя бы терпимо относятся к тому непривычному, что несу я своей культурой.

-- Мне было плохо дома. Я загибалась в этой озлобленности, нищете, скотской покорности и безразличии. Мне все не нравилось и я была пессимистом. В Америке меня штырит каждый день. При том, что много плохого я тоже вижу, это не рай на земле. Но мне здесь подходят люди, уровень жизни, правила общества, благоустройство, возможность реализоваться, уважение к природе и другому человеку, отношения между людьми. Я здесь развернула плечи и задышала. Бытие определяет сознание, they say, и если вам плохо там -- ни разу это не значит, что вам будет плохо везде. Я открыла здесь себя лучшую.

Так что если вы играете в Лотерею, например, но боитесь, кто и что вы будете на новой родине, если решитесь приехать -- то вот это моя история. Я безмерно уважаю соотечественников, приехавших в чужую страну без языка, с семьею, без всяких подстраховок и получивших образование, выбившихся в специалисты, ставших успешными, но даже если вы не IT и едете просто в никуда, надеясь на лучшее, а начинать придется с доставки пиццы и работы никем -- я бы все равно ехала.

И вообще, я считаю, что если прямо держать спину -- то никто никогда не подумает, что любая ваша работа, какую бы вы ни делали -- унизительна.


P.S. Чтобы найти работу, можно даже на сайты никакие не ходить. Очень часто объявления типа "Теперь нанимаем" висят в витринах бизнесов, их полно по городу. Работай не хочу.

Comments have been disabled for this post.